Толерантность третьего порядка

mrakobes

Вообще-то я даже очень толерантный. Все народы нашей большой российской семьи мне нравятся. И вероисповедания. Да и против зарубежных – тоже ничего не имею. Даже против людей нетрадиционной ориентации, что мужчин, что женщин, тоже ничего не имею. Хотя, как человек верующий, – не одобряю. А как человек здравомыслящий, я надеюсь, – никак не могу признать это нормой. Не норма это. Скорее – норма отбраковки. Природа выбраковывает людей по этому признаку. Не можешь завести детей – оставайся без продолжения рода. Однако, пусть их. Если уж обижены судьбой. Пусть хоть так радуются жизни. Как умеют, одним словом. В общем, я толерант первого порядка.

Теперь по поводу толерантности второго порядка. То есть, если кто-то, не такой как я или мы, пересекается со мной на жизненном пути. Ну, там узбек, к примеру, дворником работает. Или мусульмане в мечеть идут. Или молодые ребята с красным хохолком типа гребня ходят. Или даже алкаши пьют в нашем дворе. Если не шумят, не матерятся, не дебоширят. И голубые в платьях, да размалеванные – пусть себе ходят.

Но на толерантность третьего порядка никак я не потяну. Если эти, не совсем такие как я, врываются в мое личное пространство. Этого я никак не потерплю.

Если ко мне домой постоянно рвутся иеговисты, вербуют меня в ряды своей помоечной секты. Что иеговисты, что саентологи. Что агрессивные, сумасшедшие богородечники.

Также мне не нравится, что мусульмане по праздникам баранчиков на улицах режут. У всех на глазах. Когда Pussy в Тимирязевке свальный грех учиняют. Когда казаки, правом славнутые, в театры врываются. Когда на выставках купола православных церквей в виде презервативов изображают.

Когда меня учат акционизму. Это, говорят, такое искусство, когда рисуют пятидесятиметровый член на Литейном мосту, – и это, мол, самое то!

Когда набожные депутаты показушный цирк устраивают в Эрмитаже – им негде больше помолиться.

Когда на глазах у детей хотят устроить карнавал голубых. Им, видите ли, хочется, чтобы в школах объясняли, что папа и мама могут быть двумя дядями, а могут быть и двумя тетями. Как в Швеции это принято. Мои дети обойдутся без этих «важнейших» знаний.

Я против «свобод», если это касается водителей, выбрасывающих курево на дорожное полотно нашего Невского проспекта. Я против «свобод», если скины избивают черненьких. Я против «свобод», если по городу ходят «сталинобусы». Я против «свобод», когда город русской славы хотят переименовать в Тираноград. Пока не запрещены неокоммунисты. Пока не запрещена красная партия детей вертухаев, пока кровавый тиран, сгноивший в ГУЛАГе миллионы россиян, именуется «эффективным менеджером».

Я против «свобод», если страшные бабы бегают голыми по Нотр Даму и полощут имя Папы Римского. Я против «свобод» до тех пор, пока не снесут кладбище у стен Кремля. Я против «свобод», пока «самая либеральная» партия постоянно проходит в парламент, играя на самых низменных струнах моих соотечественников. Я против «свобод», пока говорливый хряк из парламента смеет угрожать уважаемым журналистам и немногим оставшимся изданиям по-настоящему свободной прессы.

Я против свободы слова, когда справа и слева – брань и ненависть.

В общем, я – консерватор. Други мои, я – полный мракобес. Отсталый человек. Не такой продвинутый, как самые образованные искусствоведы и модераторы многих современных СМИ. Я такой, мракобес. Но вы уж примите меня таким, каков я есть. Консервативный. Немного отсталый. Временами – нетерпимый. Натурал в сексе, простите. Проявите ко мне вашу хваленую толерантность. А не хотите – может, вы и есть настоящие мракобесы, а вовсе не я?

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *