Есть такая профессия – правду говорить

Березовский

Я, детский писатель Саша Кругосветов, хорошо помню времена расцвета БАБа и многочисленную прессу, посвященную этому нашумевшему персонажу. Обращаюсь к Андрею Кондрашову. Автору фильма «Березовский». Очень вы нас удивили, милчеловек. Что это вы вдруг так неожиданно БАБа вспомнили? Дела давно минувших дней. И почему именно сейчас? Когда «великий и ужасный» совсем уже в детскую страшилку превратился.

Конечно, сам замминистра по связи и коммуникациям сказал студентам журфака, что журналистика – это «бизнес». Ясное дело – бизнес. Дело, за которое вы зарплату получаете. Но, может быть, свою зарплату получше надо отрабатывать? Тщательнее.

Я – вам не судья. Но в своем ЖЖ имею право сказать, что думаю об этом. Ничего нового мы от вас не услышали. Да еще и переврали вы, дружок, половину. Полезно было бы вам прессу того времени посмотреть, да и Пола Хлебникова – заодно. Он и современником был, да и к профессии журналисткой посерьезнее вашего относился. А то у вас: на четверть – виды теплых стран, посещенных вами, милейший, за счет госкомпании, на четверть – недоказанные намеки, еще по четвертушке отнести приходится на ошибки и на важные умолчания. Очень важные умолчания. Особо важные умолчания!

Рассмотрим некоторые эпизоды.

Эпизод с девочкой Марианной, на которую БАБ «глаз положил» в ее 14-летнем возрасте. Которую передал потом по взаимозачету авторитету, что «держит в страхе» всё Гоа. Эпизод с посредником, который водил девчонок на второй этаж Дома приемов. Слюни по поводу «лучших замков Франции». Ах, какие замки! Раз владеет, значит – мерзавец. Очень даже желтенько получается.

Аэрофлот. Андава и как Андава устроена. Слова неправильные произносите. Персонажей путаете. Читайте Хлебникова. Российские и швейцарские судебные решения. Все там есть. Документальненько. И люди, которые занимались Андавой. Не Бадри. А Бадри был привлечен по эпизоду попытки похищения заключенного. Кстати, – вместе с так любимым вами Андреем Луговым, самым высокоморальным и патриотичным из депутатского корпуса. Тот тоже участвовал – то ли в похищении, то ли в провокации. Что же о нем вы позабыли? Живет и здравствует участник Аэрофлотских баталий и вовсю учит нас, как жить, чтобы достоинство родной Думы никак не уронить. Можно было бы его и в других эпизодах упомянуть. Вы понимаете, о каких эпизодах я говорю. Долго эти эпизоды перечислять. Вы тогда маленьким были. Не помните. Мы-то прессу тех лет читали. Не чужой человек, знать, был БАБу Андрюша Луговой. Кто знает, – может, и сейчас не чужой. Хоть бы в Википедию не поленился заглянуть автор ленты – все бы и выяснил. А, может, и знает. Да благоразумно молчит. Не полулжет. А полуправду говорит. Понимаю, понимаю. Правду сообщать не хочется. А умолчать… Умолчать – это почти «не солгать». И упрекнуть никто не сможет.

Кондаков. Десять лет ждал, бедняга, надеялся получить иудины серебряники. А как опустили БАБа, так и перестал надеяться. И раскаялся искренне, и правду матку в глаза сказал гениальному журналисту Андрею Кондрашову. Не смешите нас. Бедные правоохранители ничего до вас не знали. А вы им, наконец, глаза-то и открыли, что вон-де Кондаков – дитя безвинное, а злодей кто – и так понятно.

Потом вы летали – летали за счет госкомпании, трассы полония повторяли. И, конечно же, враз разобрались, что следы полония идут в другом направлении. Что от полония и не умирают вовсе. Итальяшка, гад, не умер же. Да и друг наш сердешный, тезка к тому же, – тоже ничего. Полоний – прикрытие. Правда, ядов у Литвиненко, кроме полония не обнаружено. Зато медсестра с Украины у постели больного появлялась. Ну, это, конечно, все нам и объясняет. Бедные спецслужбы, что наши, что британские, просмотрели, видать медсестру. Тоже желтовато выглядит.

Гафта нам показали. Михаила Григорьевича. Намеки. Мол, погиб при странных обстоятельствах. К чему намеки? Что нового? Органам глаза открыть? Все было и тогда известно. Все намеки, видать, вытравил из бумаг в свое время могущественный зампред совбеза. Скелеты спрятаны в надежных шкафах и истлели. А, если спецслужбам надо будет, – тотчас и достанут. И без ваших намеков.

Выкуп заложников. И опять же – мы, простые трудящиеся, поболе знаем об этом, чем «открыватель правды» о БАБе. Знаем из прессы, что не только вызволял заложников БАБ, но и зарабатывал на них. Не стеснялся высказываться, что война была, есть и будет самым доходным бизнесом. Посмотрите, Андрей, прессу тех времен.

Снова смакуется миф о необыкновенном научном интеллекте БАБа. Не так обидно, если нас всех так лихо развел «очень умный, очень интеллектуальный». Никто из знавших его не отзывался о нем, как об особо умном. Только журналисты. Остальные – скорее наоборот. Скорее – как о комедийном персонаже.

Для чего вся эта полуправда? Кому-то, наверное, надо. Это – политика, и меня это мало интересует. Огорчает другое: обаяние Кондрашова не может скрыть главное – его непрофессиональность и ангажированность.

Конечно, быть может, неплохо, что сюжет о БАБе появился. Кто уже помнит эти подробности? Напомнить молодому поколению, что было в 90-е, даже и в начале 2000-х. О сращивании олигархов с властью. О том, каких чудовищ изрыгало чрево семибанкирщины. Позабыли, правда, сказать, что многие уродливые фигуры тех времен до сих пор бродят по нашей земле, до сих пор – во власти и силе. Почему-то авторы фильма стыдливо забыли упомянуть, кто же был вовлечен в этот круговорот и вынесен наверх. Кто стоял у истоков формирования сегодняшнего режима и партии власти. Вернее, понятно почему. Ничуть не удивляет. А.В.Коржаков привычно клеймит отрицательного «героя» 90-х. Прохиндея новейшей истории. Может, и полезно. В назидание, так сказать. А ведь дружил с ним. И помогал. И подняться помог на самый верх. И механизмы так называемого приобретения Сибнефти помогал запускать. Тоже понятно. Многие тогда, и честные, и приличные в том числе, ошибались. Не ведали, что творят. Что было, то было.

У меня только один вопрос. Зачем молодому, успешному, возможно, неглупому журналисту создавать очередную желтую ленту? Предавать свой цех. Предавать свою профессию.

Судьба человека так хрупка. В любой момент каждый может оказаться на краю обрыва. Как было с Луговым. С Литвиненко. Как это случилось с Гафтом. С Бадри. Как сейчас – с БАБом. Никто от этого не застрахован. Ни хороший. Ни плохой. Как противостоять этому состоянию «перед обрывом»? Никак. Просто нужно быть готовым. Заранее. И не изменять самому себе. Не тому себе – кем ты стал. А тому – каким нас создавали. Подумайте об этом, Андрей Кондрашов.

БАБ

Есть такая профессия – правду людям говорить. Не полуложь. Не полуправду. А правду. Журналистика называется. Хотя есть и другое мнение о журналистике. Андрей! Вы не хотите стать настоящим журналистом? Станьте им. Попробуйте. Не слушайте замминистра. У вас получится.

Поделиться прочитанным в социальных сетях:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *