Многоликий реализм

Опубликовано: «Литературная Россия», № 44 от 15.12.2017.

Многоликий реализм

Саша Кругосветов, известный как автор, пробующий, и весьма небезуспешно, свои силы в разных литературных жанрах, написал захватывающую психологическую повесть.

Начнём наш краткий разбор с названия. «Сжечь мосты». Это как нельзя лучше отражает содержание произведения. Здесь автор, что называется, попал в точку. Словосочетание, используемое в названии, не только хорошо подходит тексту, но точно отражает его главную суть, ключевую идею. Само наличие такой идеи говорит о зрелости автора, о его мастерстве и желании создать композиционное художественное целое, а не просто излить себя на бумаге.

Эта книга о том, как человек проявляется в экстремальных жизненных обстоятельствах, как мучительна борьба с самим собой, как легко потерять почву под ногами и как тяжело её вновь обрести, как губительно быть рабом своих страстей и как надо чутко беречь в себе то, что отличает человека от животного.

Казалось бы, все эти темы и вопросы не раз ставились в мировой литературе. Как найти свой подход? Как убедить читателя в том, что имеешь право на своё видение вечных человеческих перипетий?

Кругосветову удаётся сполна утвердить за собой право первородства художественных смыслов. Существуя в разрезе вечных тем и расхожих сюжетов, он находит индивидуальный звук, интонацию, создаёт героев, которые ни на кого не похожи. Для проявления и индивидуализации текстовой структуры Кругосветов пользуется несколькими основными приёмами.

Во-первых, он мастерски меняет ракурсы, при этом используя не только смещения образа рассказчика, но и балансируя на грани методов. Да, несомненно, за основу взят реализм, но… Вот тут начинается самое интересное… Реализм Кругосветова меняет свою окраску в зависимости от художественных задач, которые автор решает в том или ином случае. Когда необходимо показать предельно точную картину адской жизни, куда погружает людей жестокий мир, реализм Кругосветова превращается в натурализм, возвращает нас к традициям Глеба Успенского и других представителей натуральной школы. Если есть нужда показать внутренний мир героев, их переживания, автор прибегает к романтическому реализму, где эмоция превалирует над деталью. Очень показателен в этом смысле первый монолог в тексте, а также почти вся вторая часть, написанная в синтезированной сказовой манере, где особенности речи подчинены почти всегда накалу высказывания. Вроде бы, переходя из одной ипостаси метода в другую, можно вполне додержать до конца, до последней буквы, напряжение сюжетных линий. Но Кругосветов идёт дальше. Для развития психологической парадигмы повести он применяет метод мистического реализма, когда явь и фантазии переплетаются так прихотливо, что теряются не только герои, но и читатели. Однако обременение смыслов и ясности в «Сжечь мосты» – этот финальный десерт, который автор откладывает до самого конца… и десерт этот по вкусу ошеломителен.

Во-вторых, автор «Сжечь мосты» не идёт по пути типологизации персонажей, не пытается создать типажи на века, не претендует на собирательность образа. Он создаёт героев очень выпуклыми, индивидуальными, с очень конкретными детальными биографиями, с родословной и затем пытается проследить, как герой поведёт себя в той или иной ситуации. Бесспорно, два главных героя, отец и сын, Феликс и Алексей, запомнятся читателям надолго. Трагизм их обстоятельств, их взаимопроникновение друг в друга и мистическая связь даже после смерти одного выписаны очень подробно, с горизонтальным развитием и большой правдивостью. Абсолютно веришь в то, что такие люди могли бы существовать, а возможно, и списаны с каких-то реальных жителей нашей горестной планеты. В этих фигурах не только классическая тема отцов и детей, разработанная мягко, не в лоб, но при этом доведённая до субстанциональной очевидности, но масса других конфликтов: конформизма и бунтарства, благопристойности и общественного вызова, воли и страсти, лжи и правды, сдержанности и распущенности. В соприкосновении этих двух образов Кругосветов достигает немалой философской и психологической глубины, и хоть и в очень прихотливой форме, заставляет этих двух таких разных мужчин, зависимых друг от друга и силящихся разорвать эту зависимость, выбрать любовь и прощение.

Любопытно, что действие повести происходит на Украине, причём разбросано по разным её городам. Думается, это не случайно, ведь Украине в 21 веке довелось стать территорией огромного скопления энергий, полуЕвропой и полуАзией одновременно, перекрёстком и перепутьем мировых конфликтов. Герой Кругосветова Алексей словно вобрал в себя судьбу этого осколка империи, брошенного геополитическими родителями и так и не научившегося вести самостоятельную жизнь. Так и Алексей при всех его способностях не в силах сопротивляться тому роковому, чему в мире способно противостоять только высокое целеполагание и просвещённое начало.

И в-третьих (и это особенно отрадно), Саша Кругосветов относится к тому типу писателей, которые не пишут о том, чего не знают и чего не могут придумать. Всё в его тексте детально и конкретно, и он прекрасно чувствует антураж романа, каждую его деталь, каждую улицу и переулок, куда заносит его героев их жизнь.

Он, как и его герои, хочет сжечь мосты, чтобы не возвращаться туда, где пошлость и невежество калечат людей.

Его повесть – и текст, и акт человеческой драмы одновременно. И в этом главная её новость…

Максим ЗАМШЕВ.

Оригинал публикации на сайте издания: www.litrossia.ru.

Поделиться прочитанным в социальных сетях: