Критиканы и эхо

Эхо

Однажды как-то раз Макака с Павианом
Решили заглянуть в глубокое ущелье,
Чтоб там в уединеньи обсудить:
Ах, почему зверям живется не вольготно
На всем пространстве нашем Евразийском?

А в чем вопрос? – Макака вопрошает. –
Ты посмотри, к примеру, на этого Осла.
Он – попросту осел, куда ни погляди,
Упрямец и балбес. Осел – ОСЕЛ,
И в этом вся причина!

А вот Баран, – воскликнул Павиан. –
Ведь он – баран безмозглый!
Баран – всегда БАРАН.
Козел – тот разве лучше?
Он – попросту козел, задира, греховодник.

А этот Конь? Стучит себе копытом,
И никакого толку в этом стуке нет.
Тут подошел к ним Бык.
Причина есть другая! – он промычал.
Журавль – он не такой, каким он должен быть.
Летит не так, неправильно курлычет.

Отсюда и бардак в пространстве Евразийском! –
Задумчиво отметил Бык. А надо вам сказать,
Что Эхо скромно жило в ущелье этом с незапамятных времен.
Услышавши такие разговоры, оно их сразу громко повторило,
И вот соседние аулы узнали тотчас все, что говорили
Друг другу тайно
Макака, Павиан и Бык.

На выкрики зверей пришел простой крестьянин.
И «репу» почесал. Подумал он,
Что непонятны эти разговоры,
И надо бы порядок навести.

Осла он тут же нагрузил поклажей,
Остриг Барана и Коню дал плуг.
Ну, а Козла поставил он во главе коров, чтоб стадо
Безмозглого скота тот загонял на бойню.

Журавль, Журавль! Что делать с Журавлем?
Открыл крестьянин золотую клетку.
Пускай летит журавлик, пусть себе курлычет.
Лети, лети, у нас свои заботы, и дел земных у нас не в проворот.
А вы, Макака с Павианом, идите вы подальше.
Крутите красным задом, но не здесь.
Чтоб духу вашего здесь больше не бывало.
А Бык? Ну, что ты, Бык, пришел? Поменьше рассуждал бы.
Иди, осеменяй своих коровок, и в этом радость жизни находи.

О, мой народ! Вот нам бы научиться
Так поступать, как тот простой крестьянин.
Дать зверю каждому работу по нутру.
Чтобы законы не писал Осел.
Баран с Козлом – чтоб в опере не пели.
А Конь – в балете чтоб не танцевал.
Макак и Павианов – всех прогнать.
Бык – сам пусть выберет занятье по душе.
Ну а Журавлика отправить в небеса,
Чтоб не совался он в дела земные,
Мы без него сумеем дело сделать.
А что же Эхо? Эхо пусть живет.
И, если в том ущелье нешироком
Поменьше мы услышим впредь
Речей неумных,
Тогда, глядишь,
И Эхо поумнеет.

Добавить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться прочитанным в социальных сетях: