Трамвай

8de9ca3231a1d0973b78e0909333a545

Жил да был на свете один старый, престарый трамвай. Был он придуман и сделан очень давно какими-то добрыми и умными людьми, о которых никто уже не помнит и которые сделали его на совесть и научили всему, что  необходимо, чтобы жить среди людей. И крепко трамвай подружился с людьми, принял и разделил с ними нелегкую человеческую судьбу.

Жил он вместе с другими трамваями в своем трамвайном общежитии, и нельзя сказать, чтобы оно было таким уж хорошим – и мерз, и мок, и ветер продувал его насквозь. Но трамвай не принимал это близко к сердцу, потому что был молод и крепок, уверенно стучало его электрическое сердце и масляная краска надежно защищала его большое тело от ржавчины.

Каждое утро пробуждался он раньше всех и, весело позванивая колокольчиком, выезжал по знакомому маршруту на пустые проветренные улицы, сам такой же свежий и умытый. И люди улыбались этому веселому, сверкающему стеклами трамваю и шумно наполняли его толстое брюхо. Вначале он не очень думал о своих пассажирах, трамвай был молод и глуп, ему нравилось, когда было много работы, и он без устали носился взад-вперед по звенящим железным рельсам. Потом он полюбил и людей, научился жить их горестями и радостями и с уважением прислушивался к их разговорам. Знал, что он всего лишь трамвай, и считал большим счастьем, что может хоть чем-то помочь человечеству в его великой миссии.

Так он целый день развозил людей и поздно вечером, когда все уже спали, последним возвращался «домой», усталый, но довольный, и каждый раз, засыпая, лениво скрипел утомленными боками, слабо позвякивал колокольчиком и думал: «Вот и этот день не прошел для меня даром» и добавлял: «Я сделал много хорошего и нужного».

И ни разу трамвай не подумал, что люди мало обращают на него внимания. Когда он был доброй, исправной, послушной машиной, его не замечали, а когда ему не здоровилось, его покачивало, дергало и колеса явно ему изменяли, людей это злило, они ругали его, а трамвай при этом очень огорчался. Их раздражал даже голос трамвая, хотя он предупреждал их об опасности. И тогда трамвай заставили замолчать. Теперь он уже ничем себя не проявлял, работал молча, а работать было все тяжелее и тяжелее, потому что трамвай начал стареть. Он подхватил ревматизм: колеса его скрипели, двери плохо открывались, стекла дребезжали, краска облезла, да и силы были уже не те: сердце стало пошаливать, двигаться он стал совсем медленно, шатаясь из стороны в сторону и дергаясь, и даже запряженные лошадьми повозки, которые были куда более примитивным видом транспорта, теперь нередко его обгоняли.

Трамваю было очень тяжело работать целый день, но он старался не жаловаться. Все его слабые силы уходили на борьбу с недугами, и постепенно он стал апатичен и равнодушен к своим пассажирам. Уже не загорался восторгом, когда наполнялось людьми его старое тело, и позволял себе тихо радоваться, если выдавался менее загруженный день. И даже к несправедливой ругани и упрекам он оставался теперь равнодушен. А после рабочего дня, возвращаясь поздно «домой», с облегчением вздыхал: «Вот и еще один день прошел» и не добавлял больше ничего.

В общем, он стал плохим работником. Сознание его стало затуманиваться, он двигался как во сне, путал сигналы светофора и нарушал правила уличного движения. Окружающий мир терял реальные контуры. И вот однажды его расхлябанное тело почувствовало острый укол в сердце, сноп искр фейерверком вырвался из мотора, и трамвай стал. Больше двигаться он не мог, и его отвезли в последний путь по старому знакомому маршруту. У него сгорел мотор. Но трамвай был такой дряхлый, что чинить его уже не имело смысла.

– Давно пора его на свалку, – сказал какой-то энергичный человек, и на пустующий маршрут выпустили молоденький, покрытый свежей краской и наполненный иллюзиями и оптимизмом, только что сошедший с чертежей, бесшумный трамвай новейшей конструкции.

А что же люди? Они не пожалели старый трамвай, хотя и не обрадовались новому, а большинство даже не заметило ничего, и не потому что были черствыми или злыми, а просто заняты своими очень важными делами, и только один пожилой человек, который рано утром вышел как всегда на пустую остановку, грустно улыбнулся новичку, вспомнил на мгновение о старом трамвае и тут же забыл.

Отзывы читателей, посетивших сайт

2 комментария
  1. Ирина:

    Спасибо, Вам, Саша Кругосветов за Ваше творчество! Очень понравилось!

  2. Марта Валешевска. Винрас.:

    Огромное Вам спасибо за творчество!

Добавить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Поделиться прочитанным в социальных сетях: